Перейти к содержимому

Назад

Интервью Посла России в Австралии Г.С.Логвинова газете «Единение» в связи с 80-й годовщиной Мюнхенского сговора

29 сентября минуло ровно 80 лет со дня проведения Мюнхенской конференции 1938 года, участниками которой были Германия, Италия, Великобритания и Франция. В результате состоялось подписание соглашения о разделе Чехословакии между нацисткой Германией, Польшей и Венгрией.

Сегодня многие исторические факты тех лет оказались забытыми. Об этом мы решили побеседовать с Послом России в Австралии Григорием Семеновичем Логвиновым.

 

Григорий Семенович, не могли бы Вы сперва напомнить историко-политическую канву тех лет?

 

Прежде всего, нужно понимать, что Мюнхенская конференция была созвана не на «пустом месте», а в определенном историческом контексте, имевшем четко выраженную политическую направленность. Судите сами. 1933г. – к власти в Германии приходят нацисты. Уже в 1934г. Польша подписывает мирный договор с Германией. 1936г. – правительство Гитлера объявляет об отказе соблюдать Локарнские соглашения по демилитаризации Рейнской области 1925г. и вводит туда войска. Лига Наций негодует, но Англия и Франция никак не реагируют. Март 1938г. - «аншлюс» Австрии, Лондон и Париж опять безмолвствуют. После этого 20 сентября 1938г. Германия спокойно подписывает соглашения с Польшей и Венгрией о совместных действиях против Чехословацкой Республики.

Тенденция налицо: что бы ни делал нацистский режим, как грубо ни попирал фундаментальные нормы международных отношений, это не вызвало никаких возражений у ключевых европейских держав – Англии и Франции, равно как и у набравшего силу «внерегионального игрока» - США при условии, что все его экспансионистские устремления направленны на Восток. Иными словами, Гитлер понял, что у него развязаны руки. Следующим объектом его удара логично явилась Чехословакия.

СССР изначально предлагал противопоставить агрессивным амбициям гитлеровской Германии систему коллективной безопасности. По нашей инициативе в 1935 г. было подписано соглашение, согласно которому Прага могла рассчитывать на военную помощь Франции и СССР, а также на поддержку Югославии и Румынии. К сожалению французы впоследствии отказались выполнять свои обязательства, а Польша и Румыния в нарушение обязательств в рамках Лиги Наций не позволили проход советских войск через их территорию.

Замечу, что Чехословакия на тот момент была четвертым по экономическому и военному потенциалу государством Европы. Эта страна в 1918 году унаследовала от империи Габсбургов около 80 % австро-венгерской промышленности. Она была в состоянии дать жесткий отпор германскому агрессору, располагая хорошо вооруженной и обученной армией в составе 45 дивизий (порядка 600 тысяч человек) и мощной линией укреплений вдоль границы с Германией. Тем не менее, она капитулировала, несмотря на всю политическую поддержку со стороны СССР. Причина – Польша, граница с которой у Чехословакии была практически не защищена, выдвинула территориальные претензии (Силезия) и объявила о готовности выступить на стороне Германии в случае военного конфликта, фактически – предъявила ультиматум. Так же поступила и Венгрия.

С мельчайшими подробностями происходившего вы можете ознакомиться в докладах советского полномочного представителя в Праге С.С.Александровского, пользовавшегося особым доверием президента ЧСР Э.Бенеша, и других документах, которые размещены на сайте посольства.

 

Вы упомянули, что СССР был союзником Чехословакии. Сталин был готов направить войска Красной Армии на помощь Праге?

 

Москва была решительно настроена помочь чехам в случае, если те будут драться за свою независимость. Соответствующие заверения высшего руководства СССР до самой печальной развязки кризиса в конце сентября 1938 года направлялись через упомянутого С.С.Александровского. Существовали, однако, объективные трудности географического характера. Учитывая, что у Советского Союза с Чехословакией не было общей границы, проход Красной армии на помощь мог быть осуществлен только через Польшу или Румынию. Шансы договориться были с Бухарестом, для этого требовалось обращение Чехословакии как страны, подвергшейся нападению, в Лигу Наций. Кроме того, по союзному договору 1935 года СССР был обязан оказать помощь ЧСР только одновременно с Францией, но был готов сделать это и в порядке добровольного решения, не дожидаясь Парижа. Увы, французы совместно с англичанами двинулись в диаметрально противоположном направлении: на совещании премьер-министров и мининдел Англии и Франции в апреле 1938г. было принято решение побудить Прагу согласиться с германскими притязаниями. Глава французского правительства Э.Даладье поставил в известность Э.Бенеша, что в противном случае тот не должен рассчитывать на французскую помощь.

Была ли Чехословакия в состоянии противостоять одновременному нападению Германии, Польши и Венгрии? Против одной Германии она могла сопротивляться довольно долго, но граница с Польшей и Венгрией, как я отмечал, не была укреплена. Перспектива продержаться до прихода советской армии была также неочевидна. Если бы вопрос с пропуском советских частей через Румынию затянулся, то Красная армия смогла бы подойти только после полного разгрома чехословацких войск.

 

А какую позицию в данном вопросе занимали другие европейские державы?

 

О поведении Великобритании и Франции я уже говорил. Уточню,  что их «рекомендации» Праге проявлять максимальную сдержанность и уступчивость (иными словами, согласиться с притязаниями Германии на отторжение Судетской области) постепенно перешли в беспрецедентное давление, или, по определению Э.Бенеша, «бешенный англо-французский нажим». Британский премьер Н.Чемберлен на встрече с Гитлером в Берхтесгадене 15-16 сентября 1938г. согласовал план, по которому Германии отходили все чехословацкие районы, где этнические немцы составляли более 50% населения. Франция же колебалась между своим союзническим долгом и желанием избежать войны, однако после прихода к власти в апреле 1938г. правительства Э.Даладье стала придерживаться британской линии на умиротворение Берлина.

18 сентября 1938 года Великобритания и Франция в исполнение договоренностей в Берхтесгадене в ультимативной форме нотой предложили Чехословакии отдать Судетскую область Германии. Вы понимаете, такой демарш не имел прецедента в международной практике. От Праги требовали уступок, каких можно было ожидать от государства, проигравшего войну.  При этом Франция – главный союзник Чехословакии – совершила прямое предательство. Процитирую У.Черчиля, назвавшего произошедшее «полной капитуляцией западных демократий перед нацистской угрозой применения силы».

Не лучше повели себя и Польша с Венгрией, которые тоже рассчитывали откусить и откусили по своему куску «чехословацкого пирога». В частности, опасность вторжения Польши была совершенно реальной, оно готовилось в ночь с 30 сентября на 1 октября, причем ответственность за это Варшава собиралась возложить на Прагу как на «нападающую сторону». С этой целью польское телеграфное агентство распространило информацию об «инциденте» на польско-чехословацкой границе, в ходе которого «чехи стреляли в поляков». В последствии, как Вы знаете, Польша сама станет жертвой подобного провокационного приема и это послужит предлогом для начала Второй мировой войны.

 

Насколько Мюнхенская конференция соответствовала нормам международного права? В чем, на Ваш взгляд, заключались предпосылки для такой политики? Возможно, страх перед военной агрессией Германии?

 

О каком международном праве можно говорить, когда четыре государства собираются вместе и договариваются о расчленении пятого, причем последнее даже не приглашается на эту «сходку»? Аргументация тоже не блещет юридической «чистотой» - либо вы отдаете нам значительную часть свои земли, либо мы начинаем против вас военные действия. Стороны попросту утвердили подготовленный Гитлером проект соглашения, по которому Чехословакия теряла пятую часть своей территории и порядка четверти населения, крупные военные сооружения и заводы, половину горных и металлургических предприятий. Откровенно говоря, напрашивается прямая аналогия с событиями в Европе же примерно 20-летней давности, но сейчас я не хотел бы заострять этот сюжет.

Что касается мотивации поведения западных держав, то они, с одной стороны, действительно, боялись войны с Германией, а, с другой, явно недооценили глобальную опасность фашизма. Но не эти соображения были решающими. Западные государства в первую очередь стремились отвести от себя германскую экспансию, направив ее на Восток. Главная цель – чужими руками ослабить или уничтожить советское государство.

Вот и в чехословацком вопросе проявилось стремление не столько сохранить мир, сколько использовать сложившееся положение для формирования антисоветской коалиции.

 

Существовали ли невоенные альтернативы мюнхенскому сценарию разрешения чехословацкого кризиса?

 

Безусловно. Такой альтернативой могла стать система коллективной безопасности, за которую ратовал СССР. В первых числах сентября 1938г. советское правительство предложило Великобритании и Франции конкретную программу мер: немедленный созыв трехстороннего совещания и опубликование от имени трех держав декларации, предупреждавшей Германию, что в случае агрессии Чехословакии будет оказана помощь; срочное обращение к Лиге наций с призывом констатировать факт угрозы германской агрессии в отношении Чехословакии; созыв совещания представителей генеральных штабов СССР, Франции и Чехословакии для разрешения практических вопросов взаимодействия вооруженных сил этих государств в целях борьбы с агрессией.

Однако предложения Москвы не получили поддержки ни Великобритании, которая активизировала свои контакты с нацистами, ни Франции, отказавшейся спасать Чехословакию.

 

Говоря о Мюнхенском соглашении, не можем не затронуть договор о ненападении между СССР и Германией 23 августа 1939г., получивший название «Пакта Молотова-Риббентропа», который сейчас начинают трактовать как советско-германский сговор, вызвавший 2-ю Мировую войну.

 

Не буду стесняться в эпитетах как человек, чей отец прошел всю войну в рядах ВВС, мать, которой на начало войны было 14 лет, по 16-18 часов в день без выходных и праздников работала на авиационном заводе, а тесть 9-летним мальчишкой был угнан в Германию – нет более кощунственной и омерзительной лжи, чем все подобные «интерпретации». Если уж рассуждать об «аморальности» этого договора, то давайте начнем с Мюнхенского сговора, всю «моральность» которого, надеюсь, я достаточно убедительно проиллюстрировал выше, затем «пойдем» от атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки к провокации в Тонкинском заливе в 1964г., оттуда – к фальсификации свидетельств массовых расстрелов в селе Рачак в Югославии в 1999г., фальшивым «доказательствам» производства химоружия в Ираке в 2003г. и так до дня сегодняшнего.

Но оставлю в стороне эмоции. Советско-германский договор о ненападении нужно оценивать в контексте реальной политики того времени и конкретных условий накануне Второй мировой войны. Нельзя не видеть, что только убедившись в том, что ведущие западные державы не заинтересованы в обеспечении коллективной безопасности в Европе и действуют вопреки интересам советского государства, СССР был вынужден пойти на нормализацию отношений с Берлином. Напомню, что Великобритания подписала договор о ненападении с Германией буквально «встык» с Мюнхенским пактом, Франция – в декабре 1938г. Польша же изначально ориентировалась на союз с фашистской Германией.

При этом в отличие от Мюнхенского соглашения, которое отдало на растерзание нацистам целую европейскую страну и ее население (включая евреев, подлежавших поголовному уничтожению), договор от 23 августа выводил из германской сферы влияния обширные области Западной Украины и Белоруссии и страны Прибалтики, избавляя их жителей от «нового порядка» и холокоста. Он существенно улучшал стратегические позиции СССР, а главное – давал ему определенную передышку перед неизбежной схваткой с нацистской Германией. Хорошо известно, что окончательное решение о нападении на Польшу было принято в Берлине еще весной 1939 года, тогда же началась и подготовка к спецоперации по провокации в Гляйвице под кодовым названием «Консервы».

Для советского руководства подписание договора с Германией явилось исключительной мерой в особых обстоятельствах, единственной альтернативой новому Мюнхенскому сговору, на этот раз – за счет СССР. Тем, кто ищет, как бы на нас переложить ответственность за развязывание 2-й Мировой войны, рекомендовал бы не забывать, кто – игнорируя все предостережения из Москвы – заигрывал с гитлеровским режимом, прежде всего, страну, политику главы правительства которой У.Черчиль охарактеризовал следующими словами: «Выбирая между войной и позором, он выбрал позор и получил войну». Оставлю читателем самим уточнить, кому они были адресованы.


   Торговое представительство Российской Федерации в Австралии   Главная - Официальный сайт Генерального консульства Российской Федерации в Сиднее     Совет Российских Соотечественников в Австралии