Перейти к содержимому

Назад

Выступление руководителя российской делегации Г.В.Каламанова на четвёртой специальной сессии конференции государств-участников Конвенции о запрещении химического оружия, Гаага, 26-28 июня 2018 года

Уважаемый господин Председатель,

уважаемый г-н Генеральный директор,

уважаемые делегаты,

Россия последовательно выступает против применения химического оружия, где бы то ни было, кем бы то ни было и при любых обстоятельствах. Приверженность нашей страны целям и задачам Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО) подтверждается досрочным завершением в 2017 г. – на три года ранее установленного срока – национальной программы по уничтожению арсеналов химоружия.

По существу повестки дня специальной сессии Конференции государств-участников Конвенции и представленных документов полагаем необходимым отметить следующее.

Мы всегда поддерживали беспристрастное и независимое расследование фактов применения химического оружия. Россия стояла у истоков образования Совместного механизма ОЗХО-ООН по расследованию в Сирии (СМР), созданного на основе резолюции СБ ООН 2235. Голосовали в 2016 г. за продление его мандата - это резолюция СБ ООН 2319.

В процессе функционирования СМР выявились фундаментальные изъяны в его работе. Расследования велись дистанционно, без выезда на места происшествий, игнорировались базовые нормы КЗХО по сбору и сохранению вещественных доказательств, на веру принимались весьма тенденциозные сведения, предоставленные оппозицией, не учитывались данные сирийских властей. Это заставило нас усомниться в правильности и беспристрастности его выводов и не согласиться с продлением мандата Механизма.

Таким образом, в практическую плоскость встал вопрос о реформировании СМР. Однако предложенный нами в СБ ООН совместный боливийско-российско-китайский проект резолюции, направленный на продление мандата Механизма и приведение его работы в соответствие с высокими стандартами КЗХО, был заблокирован западными партнерами из числа постоянных членов СБ ООН. Тем самым, именно они несут всю полноту ответственности за то, что этот механизм перестал существовать.

Теперь предпринимаются совершенно непонятные для нас попытки наделить сугубо техническую ОЗХО абсолютно несвойственными ей атрибутивными функциями, причём в обход Совета Безопасности ООН и без внесения поправок в КЗХО, как это предусмотрено её Статьёй XV. Речь на самом деле идет о превращении ОЗХО, нацеленной на оказание технического содействия государствам-участникам в выполнении требований Конвенции, в квазипрокурорскую, полицейскую и судебно-медицинскую структуру.

Г-н Председатель,

Хотели бы отдельно остановиться на пункте 12 представленного Великобританией проекта решения в части, касающейся инцидента в Солсбери или "дела Скрипалей". Этот инцидент чересчур цинично инспирирован Лондоном против России, активно подхвачен Западом и в силу евроатлантической солидарности с большим "энтузиазмом" доведен уже до абсурда.

Пункт 12 проекта решения в британском изложении трактует материалы доклада группы по осуществлению визита технической помощи (№ TAV/02/18 от 12.04.2018) как подтверждение (доказательную базу) своих выводов, сделанных по результатам национального расследования Великобритании.

Однако утвержденные Генеральным директором Техсекретариата "Оперативные указания" (VER/ODV/79356/18 от 16 марта 2018 г.) в требуемом объеме не выполнены. В этой связи представленные результаты не могут служить подтверждением, сделанного в докладе вывода о воздействии нервнопаралитического вещества, поскольку не содержат конкретных данных по уровню ацетилхолинэстеразы с момента госпитализации, а также отсутствует информация о клинике поражения, режиме лечения, в особенности в отношении назначенных доз антидотов (оксимов и других).

Подобный переход пострадавших от длительного бессознательного, характеризующегося как тяжелое, состояния за короткий промежуток времени к активному и осознанному поведению не соответствует картине поражения нервнопаралитическими веществами антихолинэстеразного механизма действия. Даже в условиях своевременного применения антидотов и последующего комплексного лечения, если пораженный нервнопаралитическим веществом выживает, требуется длительное лечение от последствий интоксикации организма.

В ходе оказания "технической помощи" действия специалистов были ориентированы британской стороной на идентификацию и подтверждение в качестве причины отравления пострадавших единственного токсичного химиката с заранее предложенной английской стороной структурой. В этой связи Секретариатом в ходе оказания "технической помощи" в полной мере была отработана просьба Премьер-министра Великобритании Т.Мэй (документ EC-87/NAT.7 от 14.03.2018) по подтверждению результатов анализа, проведенного Великобританией.

Однако в соответствии с положением п. 38 (е) статьи VIII КЗХО подтверждение результатов анализа, проведенного каким-либо государством-участником, не является технической помощью.

Токсичные химикаты, относящиеся к "Новичкам", являются прерогативой западных стран (как это изложено в национальном документе Российской Федерации от 18 апреля 2018 года EC-M-59/NAT.4; ссылка https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/M-59/en/ecm59nat04_e_.pdf).

Под тем, чтобы Организация использовалась в качестве инструмента по определению ответственности, государства-участники Конвенции не подписывались ни когда они присоединялись к ней, ни позднее, на стадии ратификации этого международного договора.

Очевидно также, что никакие преобразования подобного рода невозможны без внесения существенных поправок в КЗХО. Реализация подобных планов может быть осуществлена лишь в соответствии с прописанной в Конвенции процедурой – путем созыва специальной сессии КГУ по поправкам. Попытки же провести такое решение на нынешней обычной спецсессии Конференции попросту нелегитимны.

Видим во всём этом явную попытку извратить мандат ОЗХО, подорвать правовые основы, на которых она зиждется. Это деструктивная идея, с которой мы решительно не согласны. Единственным международным органом, помимо международных судов, который может определять виновных и меры воздействия на них, когда речь идет о государствах-членах ООН, является Совет Безопасности.

Таким образом предложенный Великобританией проект решения КГУ представляет собой прямое вторжение в исключительные прерогативы СБ ООН и ведёт к подрыву авторитета ОЗХО и целостности КЗХО. Предлагаем серьёзно задуматься над перспективой, которая нас ждёт в случае реализации подобных замыслов, и осознать меру ответственности за судьбу Организации и Конвенции в этот переломный период.

Не повлечёт ли это сбой в работе глобальных режимов нераспространения или даже слом всей международной системы безопасности, сложившейся после Второй мировой войны, с центральной ролью ООН и её Совета Безопасности в международных делах. Такой курс чреват непредсказуемыми последствиями, особенно в эпоху появления нового поколения ракетно-ядерных вооружений. Люди доброй воли должны объединиться, чтобы поставить заслон этим авантюристским планам.

Вместо выдвижения разрушительных инициатив мы предлагаем нашим партнерам безотлагательно заняться усилением потенциала ОЗХО в целях противодействия угрозе применения химического оружия, проведения полноценного расследования случаев его предполагаемого использования и предотвращения таких инцидентов. Речь в первую очередь идет о неукоснительном соблюдении всех существующих правил при проведении работы по установлению фактов применения химоружия. К сожалению, основополагающий метод сбора и сохранения вещественных доказательств (chain of custody) используется крайне избирательно.

Г-н Председатель,

Два последних доклада, выпущенных МУФС (по Аль-Латамне и Саракибу), являются характерными примерами подобного подхода. Почему-то основным источником данных для следователей стали хорошо известные своей провокационной деятельностью псевдогуманитарии из «Белых касок».

При этом стоит отметить интервью члена Палаты Лордов британского парламента баронессы Кэролайн Кокс от 21 июня 2018 г. после ее поездки в Сирию, в котором она заявила, я цитирую: "Я должна выразить свою признательность России за то, что она помогла сирийской армии вытеснить ИГИЛ и другие группировки исламистов с большей части территории этой страны. Мы общались с огромным количеством людей в разных частях Сирии, и все они были против джихадистов и их зверств. В провинции Латакия я встретила женщину, на глазах которой исламисты сначала отрезали голову ее мужу, а затем и сыну. Она сказала мне: "Во время войны люди погибают от снарядов. Но там, где боевики, им еще и отрезают головы. Мы этого не хотим" (добавила баронесса).

Должен отметить, что коллегам по палате лордов баронесса Кокс представила соответствующий доклад, который называется "Голоса из Сирии".

На основе так называемых свидетельств "Белых касок" и формируется доказательная база в отношении того, что химоружие применялось правительственными войсками. При этом эксперты МУФС никогда не выезжали на места, где, как утверждается, произошли эти инциденты, а все пробы из Аль-Латамны и Саракиба получили из рук "Белых касок". Разве можно в этом случае говорить, что расследование велось объективно и по канонам КЗХО? В этой связи также приветствуем решение Госдепа США заморозить финансирование "Белых касок".

Мы предлагаем сосредоточиться на решении актуальных, безотлагательных проблем. Речь идёт о повышении доверия к выводам работы различных полевых миссий, в первую очередь, МУФС. Путь к этому лежит через приведение деятельности таких структур в строгое соответствие с положениями Конвенции, а также внутренними нормативными документами самого Техсекретариата.

Требуется, наконец, раз и навсегда определиться с тем, что установленный в Организации порядок сбора и хранения вещественных доказательств (chain of custody) должен применяться не выборочно, а ко всем без исключения расследуемым случаям. Нельзя закрывать глаза на этот принцип в одних ситуациях, а в других – скрупулезно цепляться в регламентирующих документах за каждую запятую.

Важно принять решение о том, чтобы комплектование таких миссий осуществлялось с учетом наилучших практик, существующих в других международных организациях (сбалансированный, в том числе с географической точки зрения, состав экспертов), прежде всего в ООН.

Хотели бы напомнить, что в 2013 году в итоговом докладе Третьей специальной сессии Конференции государств-участников по рассмотрению действия Конвенции была зафиксирована единогласная решимость государств-участников активизировать свои усилия для недопущения возможного злонамеренного использования токсичных химикатов негосударственными субъектами, такими, как террористы.

В этой связи российская делегация множество раз призывала государства-участники к добросовестному сотрудничеству, обмену информацией и консультациям с тем, чтобы предотвращать инциденты с применением токсичных химикатов и не допускать политизации и сопутствующей напряженности.

Неоднократно выражали обеспокоенность в связи с тем, что использование химических субстанций с серьезнейшими токсическими свойствами до сих пор остается реальностью, несмотря на значительные усилия ОЗХО и огромный вклад всех ее государств-членов в части выполнения обязательств по Конвенции.

Россия целиком и полностью поддерживает резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН 56/1 (2001) и резолюции Совета Безопасности ООН 1368 (2001) и 1373 (2001), имеющие отношение к террористическим атакам, которые произошли 11 сентября 2001 года, в связи с чем неоднократно обращалась к государствам-участникам выполнять свои обязательства по Конвенции, включая уничтожение запасов химоружия, предотвращение его воспроизводства и злонамеренного использования химикатов и технологий, а также принимать всевозможные усилия в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи VII Конвенции.

Именно на решение этих актуальных проблем нацелен российский проект решения КГУ. Он содержит чёткие ориентиры для совместных действий, продиктованных здравым смыслом и заботой о судьбе ОЗХО. Рассчитываем, что он может быть принят за основу для дискуссии.

Считаем, что государства-участники должны, наконец, забыть о своих амбициях и объединиться ради сохранения целостности Организации и недопущения ее раскола.

Г-н Председатель,

Просим распространить это выступление в качестве официального документа специальной сессии Четвертой Конференции государств-участников Конвенции на внутреннем и внешнем интернет-сайтах ОЗХО.


   Торговое представительство Российской Федерации в Австралии   Главная - Официальный сайт Генерального консульства Российской Федерации в Сиднее     Совет Российских Соотечественников в Австралии