Назад

Комментарий официального представителя МИД России М.В.Захаровой относительно искажений некоторыми журналистами подходов России к предстоящим трехсторонним консультациям с Австралией и Нидерландами по тематике гибели рейса МН17

В начале года, как в ходе брифингов, так и на сайте МИД России (комментарий от 11 февраля) российское внешнеполитическое ведомство публиковало материалы о подготовке трехсторонних консультаций с Австралией и Нидерландами по тематике гибели рейса МН17. Во многих, как российских, так и зарубежных СМИ стала появляться реакция, которая, к сожалению, искажала суть того, о чем мы говорим (сознательно или нет – вопрос к авторам). У меня есть ощущение, что, возможно, сознательно, т.к. авторы не обращались к нам за комментариями.

Складывается впечатление, что отдельные комментаторы, писавшие на данную тему, либо невнимательно читали и слушали то, что мы публиковали, либо допустили вольное или, что хуже, преднамеренное искажение нашей позиции.

Хочу обратить внимание, что комментарий в ходе брифинга 11 января был реакцией на более ранние заявления нидерландской стороны о дипломатических контактах по трехсторонним консультациям. В этой связи полагаю не имеющими ничего общего с действительностью утверждения некоторых журналистов о том, что именно Российская Федерация первой публично заговорила о подготовке подобных переговоров. Это Австралия и Нидерланды, не дожидаясь окончания расследования, обвинили Россию в причастности к катастрофе и в ультимативной форме потребовали консультаций. При этом говорить они хотели о юридических последствиях для России, вытекающих из этого голословного обвинения.

Поясню еще раз, хотя странно этим заниматься, учитывая то количество материалов и информации, которое мы размещали по данной теме. Мне очень хочется, чтобы в этом вопросе появилась ясность. Россия дала согласие на проведение таких консультаций, только когда Гаага и Канберра официально в дипломатической ноте подтвердили готовность обсуждать в ходе них весь комплекс вопросов, связанных с расследованием по «делу МН17», в том числе вопрос об ответственности государства, в воздушном пространстве которого произошла катастрофа, а также использования данных, передававшихся Россией Совместной следственной группе. Подчеркну, речь идет не о каких-то «закулисных» контактах, а о документально оформленной переписке и изъявленном согласии двух упомянутых государств.

Вольное толкование заявлений МИД, что, якобы, Россия, дав согласие на консультации, демонстрирует готовность признать ответственность в вопросе о малайзийском «Боинге», относится к разряду фантазий, причем недобросовестных. Это касается и размышлений о возможности обсуждения на консультациях некоей компенсации в качестве «искупления вины». Это все фейки, которые вбрасываются с целью сформировать некую негативную информационную среду.

Говорится также, что «предметный и профессиональный разговор», который наша делегация намерена вести в Вене, стоило бы начать еще четыре года назад. Наверное, такие вещи простительны стажерам, которых берут на практику в издания. Но если человек является профессиональным комментатором, политологом или журналистом и занимается этой темой, то так рассуждать просто недопустимо.

Простите, а чем Россия занималась эти четыре года? Все это время мы пытались достучаться до другой стороны, предлагали свою помощь в расследованиях, как техническом, так и уголовном, проводимом сейчас под эгидой прокуратуры Нидерландов.

Россия рассекретила технические данные, относящиеся к гостайне, тогда как нидерландская сторона, прикрываясь своими законами, и сейчас не торопится ни с кем делиться имеющимися у нее сведениями, отвечает отказом и собственным депутатам, и СМИ.

Мы долгое время тщетно пытались выяснить, как следственные органы используют передававшиеся им массивы данных, имеющих принципиальное значение для установления истины, насколько полно учитывали все замечания российской стороны к методам расследований. В ответ было либо тотальное молчание, либо заявления, что материалы рассмотрены, но ценности не представляют, так как противоречат основной известной линии расследования с обвинительным уклоном в сторону ополченцев Донбасса и России.

Рассматриваем подготавливаемую встречу с австралийской и нидерландской сторонами как возможность и очередную попытку поставить накопившиеся у нас многочисленные вопросы и обсудить ход расследования по делу о гибели рейса МН17 в режиме диалога и прямого общения сторон. Большая просьба не заниматься манипуляциями и фейковыми трактовками. Мы готовы отвечать на вопросы и делать уточнения в онлайн-режиме. Но как только мы публикуем что-либо по этой теме, наши материалы не анализируются, не представляются массовому читателю или зрителю. Наоборот, из контекста вырываются детали, полностью передергиваются факты и на их основе в информационное пространство вводится некая мысль, которая не соответствует действительности.